• Уважаемые гости и новички, приветствуем Вас на нашем форуме
    Здесь вы можете найти ответы практически на все свои вопросы о серии игр «Готика» (в том числе различных модах на нее), «Ведьмак», «Ризен», «Древние свитки», «Эра дракона» и о многих других играх. Можете также узнать свежие новости о разработке новых проектов, сыграть в увлекательные ФРПГ, восхититься творчеством наших форумчан, либо самим показать, что вы умеете. Ну и наконец, можете обсудить общие увлечения или просто весело пообщаться с посетителями «Таверны».

    Чтобы получить возможность писать на форуме, оставьте сообщение в этой теме.
    Удачи!
  • Внимание!
    — Требуется примерно по 3-5 человек на каждую из версий ОС:: - Windows® XP SP3, Windows® Vista SP2, Windows® 7 SP1, Windows® 8, Windows® 8.1, Windows® 10(build 10 1607) и Windows® 10(build 10 1703). Для стационарных ПК и ноутбуков. Заявку на участие можно оставить здесь...

Разное Любимые стихи

Nek Morte

Почетный форумчанин
Регистрация
17 Май 2010
Сообщения
1.466
Благодарности
730
Баллы
265
В этой теме выкладывайте любые понравившиеся вам стихи других авторов. Делитесь мыслью, кому-нибудь да понравится.

Начну, пожалуй, с небольшого наброска группы Пилот:

Играли панки на гитаре,
Идти за пивом было лень.
Мечтой о чистой светлой дали
Обычный начинался день.

Народ ломился за портвейном,
Жевали дети колбасу.
В пропахшей коньяком кофейной
Гаишник ковырял в носу.

Белье сушилось на балконе,
На стройке догорал сарай.
Иван Никифорович Крюгер
Попал под рельсовый трамвай.

А солнце жизнь земле дарило!
По речке девушка плыла.
Кому-то рядом били рыла,
А за окном в колокола.
 

[AkellA]

Участник форума
Регистрация
17 Май 2011
Сообщения
48
Благодарности
1
Баллы
150
Начну, пожалуй, с небольшого наброска группы Пилот:
ну я, пожалуй, продолжу)

Чужая боль:
Чужая боль, дворняга грязная
Не трогай, детка! А вдруг заразная?

Не гладь! Испачкаешь ладошки...
Зачем, иди другой дорожкой.

А детка подрастая знает,
Так проще жить, не замечая...

К чему тащить чужую ношу?
Делить беду? Придумал тоже...

Сам разбирай, не мне же больно
С меня своих проблем довольно!..

И так и дальше, жить в покое,
Делить все на свое и на чужое...

Чужую боль в упор не замечают,
Забыв одно, бездушье не прощают!


***
Смотри и помни, ты боишься
Менять полярности свои.
Тебе не свойственно меняться
Ты бережешь скупые дни.
А я меняю все по жизни
Лишь изменив внутри себя
Я жить хочу по магистрали
Не обуздать тебе меня.
Билет в один конец - мой паспорт,
Гитара - вся моя судьба
Мои друзья - пакетик чая
Чужая ложка да сума.
Смотрю в экран окна вагона,
В нем кадры старых городов
В нем нищие, жлобы и дурни,
Те, что боятся поездов.
А я - король своих законов
Мое богатство все на мне
Мне больше ничего не надо,
Попросишь все отдам тебе.

Илья Чёрт
 

Gyrd

Участник форума
Регистрация
26 Апр 2011
Сообщения
149
Благодарности
1
Баллы
165
Звёздочка

Однажды недалёко от Смоленска,
Когда клонилось солнце на закат,
Лугами шёл мальчонка деревенский,
А луг был мёртвой тишиной объят.

Там пенья птиц не слышно и поныне,
Всё словно дышит скорбью и тоской,
Стоят берёзы стражами немыми,
И ветер не тревожит их покой.

Мальчишка шёл, глазами голубыми
Глядел вокруг, и сердцем чуял он,
Что неспроста деревья часовыми
Застыли, охраняя чей-то сон.

А меж холмов лазурным тиховодом
Вилась река с водою ледяной,
И там чернел у илистого брода
Ствол древа, опалённого войной.

Весь почерневший, страшный, искажённый,
Он высился, как коршун, над землёй,
Навек огнём и серой прокажённый,
Ужасный памятник с поникшей головой…

И тут – воронка! Прямо под ногами,
Поросшая травою негустой,
Не топтана ничьими сапогами,
Давно уж позабытая… но стой!

Что так желтеет там, среди травинок?
Что на заросшем дне так взор манит?!
То кости. Кости в тысячах пылинок:
Солдат погибший в ямке той лежит.

Мальчишка, словно громом поражённый,
Отпрянул было, но взглянул опять
На кости, удивлённый и смущённый.
И словно годы повернули вспять.

Рукой несмелой, медленно, с опаской,
Он сгрёб со дна воронки горсть земли…
Тут вдруг ладонь блеснула алой краской,
И будто гром послышался вдали.

Очистив руку от землицы чёрной,
Он не поверил вновь своим глазам,
И так застыл, опять заворожённый,
Не дав на волю вырваться словам.

В его ладони звёздочка сияла,
Подобна красным отблескам зари,
И пять лучей из сердца посылала,
И солнце говорило ей: «Гори!»

И всей Страны Советов знак священный,
В ней серп и молот пламенем литым
Светились: хоть и был тот символ медным,
В тот миг он всё ж казался золотым.

Вдруг сей же час сокрылся луч светила,
А туч свинец окутал небеса,
Из-под земли самой как будто доносило
Людей давно ушедших голоса.

И вновь вставали через мрак забвенья
Года священной, пламенной войны,
Чью славу пронесли сквозь поколенья
Советской родины отважные сыны.

И грозная их доблесть воссияла
В той звёздочке, как солнце ясным днём
Огнём сердец бесстрашных вновь сверкала,
Непобедимым, яростным огнём.

И вновь гремели пушки и гранаты,
Земля дышала жаром, бил свинцом
Проклятый враг, но храбрые солдаты
Всё шли вперёд сквозь пламя, дым и гром.




А свет звезды, багрово-алый пламень,
Как меч, рассёк порядки силы злой,
Разил врагов, дробил и сталь, и камень,
Рукой солдат покончил с вражьей тьмой.

Последний взрыв!.. И снова над полями
Весь воздух стал пронизан тишиной.
И вновь раскинул чёрными ветвями
Ствол древа, опалённого войной.

И мальчику вдруг стала так понятна
Вся боль и скорбь обугленных ветвей
Вся горечь дерева, спалённого нещадно,
Ютившего могилу средь корней.

И тут же, слёзы утерев с веснушек,
Звезду он к сердцу трепетно прижал:
То его дед, сражённый громом пушек,
Нашёл близ вод последний свой причал…
Меня очень вот этот стих впечатлил, автор: Владислав Устинов (Лазер)
 

Nek Morte

Почетный форумчанин
Регистрация
17 Май 2010
Сообщения
1.466
Благодарности
730
Баллы
265
Отговорила роща золотая (С. Есенин)

Отговорила роща золотая
Березовым, веселым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник -
Пройдет, зайдет и вновь покинет дом.
О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом.

Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветром в даль,
Я полон дум о юности веселой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую цветь.
В саду горит костер рябины красной,
Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,
От желтизны не пропадет трава,
Как дерево роняет тихо листья,
Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,
Сгребет их все в один ненужный ком...
Скажите так... что роща золотая
Отговорила милым языком.

Спроси у мёртвого здоровья (Уголок)

Уже опять засентябрило,
Все маслогонки и бомбёжь.
Другому ангелу ты служишь
И за собой не позовёшь.
И срыву нету с того свету,
Неведомые голоса,
Непостижимая ракета
Уносит башни в небеса.
Представь себе, дружок, что если
Жонглёры временем решат
Переключить прожектора
И время повернуть назад.
И стрелки на всех циферблатах
Начнут неистово шагать
Справа налево, оголтело,
И мертвецы начнут вставать.
А на погосте плотью кости
Всё обрастают во гробах.
Звеня, выскакивают гвозди
На пасмурных похоронах.
Оторванные ноги, руки
Обратно прирастаются,
И в моргах все на полках трупы
Нелепо улыбаются.

А мертвецы все молодеют,
И больше их все с каждым днём,
Они хохочут и пьянеют
И пляшут под слепым дождем.
 

Nek Morte

Почетный форумчанин
Регистрация
17 Май 2010
Сообщения
1.466
Благодарности
730
Баллы
265
Недавно прочитал следующее. Это татарская народная сказка про Шурале.

Есть аул вблизи Казани, по названию Кырлай.
Даже куры в том Кырлае петь умеют... Дивный край!
Хоть я родом не оттуда, но любовь к нему хранил,
На земле его работал — сеял, жал и боронил.
Он слывет большим аулом? Нет, напротив, невелик,
А река, народа гордость,— просто маленький родник.
Эта сторона лесная вечно в памяти жива.
Бархатистым одеялом расстилается трава.
Там ни холода, ни зноя никогда не знал народ:
В свой черед подует ветер, в свой черед и дождь
пойдет.
От малины, земляники все в лесу пестрым-пестро,
Набираешь в миг единый ягод полное ведро.
Часто на траве лежал я и глядел на небеса.
Грозной ратью мне казались беспредельные леса.
Точно воины, стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березою — грибы.
Сколько синих, желтых, красных там цветов
переплелось,
И от них благоуханье в сладком воздухе лилось.
Улетали, прилетали и садились мотыльки,
Будто с ними в спор вступали и мирились лепестки.
Птичий щебет, звонкий лепет раздавались в тишине
И пронзительным весельем наполняли душу мне.
Здесь и музыка, и танцы, и певцы, и циркачи,
Здесь бульвары, и театры, и борцы, и скрипачи!
Этот лес благоуханный шире моря, выше туч,
Словно войско Чингис-хана, многошумен и могуч.
И вставала предо мною слава дедовских имен,
И жестокость, и насилье, и усобица племен.

2
Летний лес изобразил я,— не воспел еще мой стих
Нашу осень, нашу зиму и красавиц молодых,
И веселье наших празднеств, и весенний сабантуй...
О мой стих, воспоминаньем ты мне душу не волнуй!
Но постой, я замечтался... Вот бумага на столе...
Я ведь рассказать собрался о проделках шурале.
Я сейчас начну, читатель, на меня ты не пеняй:
Всякий разум я теряю, только вспомню я Кырлай.
Разумеется, что в этом удивительном лесу
Встретишь волка, и медведя, и коварную лису.
Здесь охотникам нередко видеть белок привелось,
То промчится серый заяц, то мелькнет рогатый лось.
Много здесь тропинок тайных и сокровищ, говорят.
Много здесь зверей ужасных и чудовищ, говорят.
Много сказок и поверий ходит по родной земле
И о джиннах, и о пери, и о страшных шурале.
Правда ль это? Бесконечен, словно небо, древний лес,
И не меньше, чем на небе, может быть в лесу чудес.
Об одном из них начну я повесть краткую свою,
И — таков уж мой обычай — я стихами запою.
Как-то в ночь, когда, сияя, в облаках луна скользит,
Из аула за дровами в лес отправился джигит.
На арбе доехал быстро, сразу взялся за топор,
Тук да тук, деревья рубит, а кругом — дремучий бор.
Как бывает часто летом, ночь была свежа, влажна.
Оттого, что птицы спали, нарастала тишина.
Дровосек работой занят, знай стучит себе, стучит,
На мгновение забылся очарованный джигит.
Чу! Какой-то крик ужасный раздается вдалеке.
И топор остановился в замахнувшейся руке.
И застыл от изумленья наш проворный дровосек.
Смотрит — и глазам не верит. Кто же это? Человек?
Джинн, разбойник или призрак этот скрюченный урод?
До чего он безобразен, поневоле страх берет.
Нос изогнут наподобье рыболовного крючка,
Руки, ноги — точно сучья, устрашат и смельчака.
Злобно вспыхивают очи, в черных впадинах горят.
Даже днем, не то что ночью, испугает этот взгляд.
Он похож на человека, очень тонкий и нагой,
Узкий лоб украшен рогом в палец наш величиной.
У него же в пол-аршина пальцы на руках кривых,—
Десять пальцев безобразных, острых, длинных
и прямых.
И в глаза уроду глядя, что зажглись, как два огня,
Дровосек спросил отважно: «Что ты хочешь от меня?»
«Молодой джигит, не бойся, не влечет меня разбой,
Но хотя я не разбойник — я не праведник святой.
Почему, тебя завидев, я издал веселый крик?
Потому, что я щекоткой убивать людей привык.
Каждый палец приспособлен, чтобы злее щекотать,
Убиваю человека, заставляя хохотать.
Ну-ка пальцами своими, братец мой, пошевели,
Поиграй со мной в щекотку и меня развесели!»
«Хорошо, я поиграю,— дровосек ему в ответ.-
Только при одном условье... Ты согласен или нет?»
«Говори же, человечек, будь, пожалуйста, смелей,
Все условия приму я, но давай играть скорей!»
«Если так — меня послушай, как решишь —
мне все равно.
Видишь толстое, большое и тяжелое бревно?
Дух лесной! Давай сначала поработаем вдвоем,
На арбу с тобою вместе мы бревно перенесем.
Щель большую ты заметил на другом конце бревна?
Там держи бревно покрепче, сила вся твоя нужна!..»
На указанное место покосился шурале.
И, джигиту не переча, согласился шурале.
Пальцы длинные, прямые положил он в пасть бревна...
Мудрецы! Простая хитрость дровосека вам видна?
Клин, заранее заткнутый, выбивает топором,
Выбивая, выполняет ловкий замысел тайком.
Шурале не шелохнется, не пошевельнет рукой,
Он стоит, не понимая умной выдумки людской.
Вот и вылетел со свистом толстый клин, исчез во мгле…
Прищемились и остались в щели пальцы шурале.
Шурале обман увидел, шурале вопит, орет.
Он зовет на помощь братьев, он зовет лесной народ.
С покаянною мольбою он джигиту говорит:
«Сжалься, сжалься надо мною! Отпусти меня, джигит!
Ни тебя, джигит, ни сына не обижу я вовек.
Весь твой род не буду трогать никогда, о человек!
Никому не дам в обиду! Хочешь, клятву принесу?
Всем скажу: «Я — друг джигита. Пусть гуляет он
в лесу!»
Пальцам больно! Дай мне волю! Дай пожить мне
на земле!
Что тебе, джигит, за прибыль от мучений шурале?»
Плачет, мечется бедняга, ноет, воет, сам не свой.
Дровосек его не слышит, собирается домой.
«Неужели крик страдальца эту душу -не смягчит?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как зовут тебя, джигит?
Завтра, если я до встречи с нашей братьей доживу,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — чье я имя назову?»
«Так и быть, скажу я, братец. Это имя не забудь:
Прозван я «Вгодуминувшем»... А теперь —
пора мне в путь».
Шурале кричит и воет, хочет силу показать,
Хочет вырваться из плена, дровосека наказать.
«Я умру. Лесные духи, помогите мне скорей!
Прищемил Вгодуминувшем, погубил меня злодей!»
А наутро прибежали шурале со всех сторон.
«Что с тобою? Ты рехнулся? Чем ты, дурень, огорчен?
Успокойся! Помолчи-ка! Нам от крика невтерпеж.
Прищемлен в году минувшем, что ж ты в нынешнем
ревешь?»
 

Nameless

Участник форума
Регистрация
8 Мар 2008
Сообщения
3.401
Благодарности
20
Баллы
310
КНИГИ В КРАСНОМ ПЕРЕПЛЕТЕ

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном переплете.
Чуть легкий выучен урок,
Бегу тот час же к вам, бывало,
- Уж поздно!- Мама, десять строк!...
Но, к счастью, мама забывала.

Дрожат на люстрах огоньки...
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана, Кюи
Я узнавала судьбы Тома.

Темнеет, в воздухе свежо...
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры...

Кладбище... Вещий крик совы....
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген, живущий в бочке.

Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком - корона...
Вдруг - нищий! Боже! Он сказал:
"Позвольте, я наследник трона!"

Ушел во тьму, кто в ней возник,
Британии печальны судьбы...
- О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?

О, золотые времена,
Где взор смелей и сердце чище!
О, золотые имена:
Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!

Незнакомка

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!»1 кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.

А вообще, вот темка такая была) http://forum.worldofplayers.ru/showthread.php?t=21482&highlight=книги+красном+переплете
 
Последнее редактирование модератором:

Рассказчик

Забанен
Регистрация
23 Авг 2008
Сообщения
612
Благодарности
118
Баллы
210
Как можно было такую тему удалить? :-\
__________


Автор: Евгения Лёзина (Лешья)

Ночь. Луна плывет по небу...
Мир, одетый в белый снег,
Заискрился чудным светом.
Лед сковал поверхность рек...
Злой Мороз в пурпурной шубе
Ехал в золотых санях,
И сидел, словно котенок,
Черт в Морозовых руках.
Черт мурлыкал, ножкой дергал,
Будто был совсем ручной...
Но смотри! Он злобным бесом
Юркнул в хладный мрак ночной.
Видишь, мчится он по полю,
Весь согнувшись, как старик...
Видишь, подбежал черт к дому
И глазком к окну приник...
За окном душа-девица
Сладки пироги пекла,
Клала нежно их на скатерть
Из льняного волокна.
Полюбилась дева черту,
И бесенок в тот же миг
Встрепенулся, влез на крышу
И в трубу кирпичну - прыг!
Черный, страшный, безобразный
И с чумазой головой...
Улыбнулся черт, а дева
Шмяк! По лбу сковородой!
И под хохот дикий, страшный
Вылетает бес во двор.
И бежит на четвереньках
К лешим в гости - в черный бор.

Скажи, порою в тишине
Ты слышишь песню барда?
О зачарованной стране,
О ведьме, что горит в огне,
О власти БеллиАрда,

О троллях, гоблинах в норе,
Красотах поднебесья,
О дварфах, что проход в горе
Открыли, тихо шепчет мне
Та бардовская песня.

И каждый раз за нею вслед
В фантазию ныряю,
Туда,где правит много лет
Порядок, где убийства нет
(Иль изредка бывает).

Я там желанный гость и друг.
Сам Дионис Эвое
Зовет меня в вакханок круг...
Ласкает веткой древний бук..
Танцуют все со мною.

Тихонько дождик с неба льет.
Наполнен воздух трелью.
Жучок с травинки влагу пьет...
И вдаль мечта меня зовет
Пастушечьей свирелью.

Но ночь прошла, и лучик дня
Рассеял сновиденье.
И я тихонько у огня,
Песнь барда в памяти храня,
Пишу стихотворенье.

Белый месяц скользил над хрустальной рекой,
И, казалось, к нему дотянуться рукой
Можно и ощутить серебристой поверхности гладь.

Он стоял на песке и смотрел в небеса,
И, как звезды, сияли безумца глаза.
Он подпрыгнул, пытаясь до неба макушкой достать.

Но, безумцы, увы, не имеют крыла.
И полета мечта лишь виденьем была.
Он упал, не успев прикоснуться к небесной красе.

Все смеялись над ним, говорили: "Чудак!
Ну, куда ты летишь? Ты не Бог и не маг.
О безумствах забудь и, быть может, ты станешь как все."

Он тогда отвечал: "Я, быть может, другой,
И наполнен нелепой, наивной мечтой
Мир мой. Ваш же давно посерел и закрыт на замок."

И в мгновенье весь округ от смеха людей
Стал похож на пристанище для лошадей.
Вместе все хохотали, и каждый смеялся, как мог.

А когда прекратился веселия бал,
Все искали безумца, а тот уж пропал.
Он, в мечту заглянув, себе создал из звезд самолет.

И в едином порыве все подняли взор
В небеса, где, разрезав небесный простор,
Совершался к луне человеком чудесный полет.

Белый месяц скользил над хрустальной рекой,
И, казалось, к нему дотянуться рукой
Можно и ощутить своей кожей его нежный свет.

Но, считалось, что только безумцы могли
Бросить этот злой мир, улететь от земли.
А безумным прослыть уж никак не хотел этот свет.
Почему? До сих пор мы не знаем на это ответ.

Как просто ненавидеть всех вокруг
И злость питать ко всем вещам природы.
Не различать, кто враг тебе, кто друг...
Впустую жить положенные годы.

Как трудно всех любить и всех прощать!
И быть любимцем истины и лести.
Как невозможно жить, когда печать
Судьбы свела два этих чувства вместе.

Несовместимы, противоположны,
Ведут борьбу, как львы, между собой.
И усмирить их, и унять их сложно,
А успокоишь - снова рвутся в бой.

Опустись на ковер
и вдохни ароматы кальяна.
Задержись, На вопрос
твой любой он отыщет ответ.
Он пророк Абуин
не ищи в его речи обмана
И грядущее он
Вам покажет за сотню монет

Только что оттого,
Что он беды тебе напророчит?
Ты решил все давно,
Ты и сам предсказал бы ответ...
Извивается дым,
Корчит рожи и злобно хохочет
Собирайся в дорогу!
Пути к отступлению нет.

Вдыхая вкус моря, соленый и жгучий,
Считала - свобода близка.
Забывшись на время, сидела на круче
И строила храм из песка.

Она хохотала, когда поднималась
И пеной плевалась волна.
В пульсации бешено сердце сжималось...
"Я тоже так делать вольна",-

Она закричала и вновь удивилась
Как твердо призыв прозвучал...
Внизу под скалою неистово билась
Волна о природный причал.

С морскою стихией, себе лишь покорной
Она прожила целый день.
Свобода... На храм между тем рукотворный
Ложилась бесшумная тень.

Тень жизни прошедшей, тень жизни в неволе,
Где всюду закрытая дверь,
Наполенной страхом позора и боли
И рвущей на части, как зверь.

Она все сносила, но чаша терпенья
Бурлила уже, как вулкан.
И сердце мечтало в минуты кипенья
Покинуть неволи капкан.

Вдыхая вкус моря, соленый и жгучий,
Она вспоминала побег
По черной горе, неприступной, могучей,
По руслам затухнувших рек...

И думы затмили собой окруженье...
Впадает сознание в сон.
Не слышно ей, что за спиною движенье,
Не слышен оружия звон!

И мысли на этом навек прекратились,
И тело обмякло, как тюк,
Когда белым светом зубцы озарились
Кастета в объятиях рук.

И капля за каплей, совсем по-немножку
Из раны на правом виске
Течет жизнь вязкой кровавой дорожкой,
Рисуя узор на песке...

И здесь, в обьятьях нежных лета
И леса пасмурной глуши,
Внимаю голосу поэта,
Что струны трогает души.

Забыто все: и беды мира,
Часы уныния и мук...
Поет, звеня, поэта лира
По прихоти двух сильных рук.

И звук ее в тиши глубокой,
В молчанье леса иногда
Звучит, как голос одинокий,
Как в гроте чистая вода.

Природу песня наполняет
И, очарованна, она
Поэту как и я внимает.
Души ее дрожит струна.
 

Звёздочка

Участник форума
Регистрация
12 Апр 2009
Сообщения
413
Благодарности
23
Баллы
200
автор Евгения Лёзина (Лешья)

Ну и угораздило меня – Новый год, а я лежу в больнице.
Дома ждут подарки и родня, строгий врач не выписать грозится.

А за окнами мохнатый снег мотыльком под фонарем роится,
Резкий запах хлорки - медсестра только что натерла половицы.

Из столовой весть, как ветерок (новость принесла посудомойка):
Мальчика в «приемный» привезли, найден был случайно…на помойке.

До костей продрогший, а на лбу годовыми кольцами две линии,
Худенькое тельце …и глаза – две тоски огромные и синие.

Вдруг глаза – навстречу, как пожар, худенькое тельце - как ракета.
Мальчик меня мамою назвал. Помогите, люди, что же это?

Посмотри, малыш, я не она. Ведь такого просто быть не может.
Усмехнулась горько медсестра: "А ведь вы и вправду с ним похожи."

Протянула яблоко, он взял, но не ест, и рук не отнимает
Шепчет: «Мама, мамочка»,- и плод, как подарок к сердцу прижимает.

Комнаты тепло и стужи дрожь разделил на окнах белый иней.
Напоролось сердце, как на нож, на ребенка взгляд огромно-синий.
……………………………………….

Повезло, ведь все же Новый год. Строгий врач сменила гнев на милость.
Забираю вещи - и вперед, мысли на свободу устремились.

Ухожу, оставив позади капельницу, хлорку, окна в инее,
Худенькое тельце и глаза - две тоски огромные и синие.

******************************************************

30 декабря 2007 года.
 

Nek Morte

Почетный форумчанин
Регистрация
17 Май 2010
Сообщения
1.466
Благодарности
730
Баллы
265
Аж внутрь.

Вечной памяти Угла.
Дождик ночью шёл, а я дремал.
На столе свечи огарок догорал.
Распахнулось тихо вдруг моё окно,
В комнатушке моей стало вдруг светло.
Хмель прошёл, я протрезвел в тот миг,
А в окно ко мне вошёл босой старик
В белом рубище и с бородой седой
Наклонился и сказал: "Пошли со мной!
В мире том, откуда я пришёл
Обретёшь ты то, чего ты здесь лишён
Будешь жить ты в сказочных садах,
Там всегда светло и там всегда весна.
Там летают птицы дивной красоты,
Важно бродят звери и цветут цветы,
Льётся музыка волшебных флейт,
Не бывает горя и страданий нет.
Обретёшь покой ты, обретёшь любовь,
Никогда твоя там не остынет кровь,
И не потеряешь ты там разум свой,
Ну, давай мне руку, ну, пойдём со мной!"
Я вскочил с дивана, я схватил стакан
В бешенстве с размаху кинул в старика
Борода всклокочена, рубище в крови
Тяжко и свирепо старика я бил
Я без передыху старика пинал:
"Жалкий старикашка, я тебя не звал!
Свет я ненавижу, не люблю цветы,
Мои звери - это слепыши-кроты!
Скучен и противен мне твой грязный рай,
Я люблю осенний дождь, я ненавижу май!
А моя свобода - бомба из гнилья!
Право харкнуть кровью в морду бытия!
Ломаные линии - живопись моя,
А трясня моя - моя стряпня.
В зеркалах кривых моя любовь живёт
А душа моя - шершавый лёд!"

Кислотный дождик мне щиплет глазки,
Я снова мальчик для битья.
Я вижу свет в конце тоннеля,
В конце где датчики стоят.
Там за кордоном пониманья
Средь кубиков различных чувств
Растёте вы, и индикатор
Ваш мертвый отмечает пульс.
Говорить было не о чем, мы пили молча.
Мы не знали, что вы уже смерть набирали,
Звёздные странники ушли, не попрощавшись,
А в глазах у нас факела затухали.
А на болотах сознания
Уже издавали спецефический запах,
Уже шевелились, уже дышали
И не боялись заклятий магов.
А на перефирии души
Собрал кто-то банду, чтоб вас похитить,
На бульдозерах больших
Отправились в странствие Мелиораторы.
Они пробирались сквозь ломки и глюки,
Их розы ветров на запястьях тускнели ,
А их вездеходы ржавели в дороге,
Но колонны все шли и фары горели.
 

Рассказчик

Забанен
Регистрация
23 Авг 2008
Сообщения
612
Благодарности
118
Баллы
210
Хорошая тема, а простаивает. :-\

А ты меня люби любую!
Люби меня всегда, всегда.
Веселую, в проблемах, злую.
Ругай, не громко, иногда.

Пусть для тебя я буду лучшей!
Красивой, сказочной, живой.
Ищи всегда удобный случай,
Чтоб разговаривать со мной.

Жалей меня, ну хоть немного!
Мне так плеча недостает,
Не злись, когда я буду строгой.
Мне быть по строже так идет.

Пиши, звони, интересуйся!
Куда пошла, когда вернусь.
Но глубоко в меня не суйся.
Я ведь загадкой остаюсь.

Всегда скажи, что я шикарна,
Когда прическа не идет.
Держи меня, когда так странно,
Мой мозг в истерике живет.

Пойми меня, хоть это сложно!
Но сильно ум не напрягай,
Ты просто молча, осторожно,
Все пережить мне помогай.

У нас, у женщин так бывает,
Нам надо иногда хандрить.
Поплакать. Нас не заставляют,
Нам просто хочется поныть.

И даже если в глупой ссоре
Скажу тебе — оставь меня!
Не уходи. Побудь со мною.
Мне будет трудно без тебя.

Я знаю, с нами очень сложно,
Порою жалко мне мужчин.
Жить проще стало бы возможно,
Когда б мы сами знали, что хотим.

© Амина Новак
 

Рассказчик

Забанен
Регистрация
23 Авг 2008
Сообщения
612
Благодарности
118
Баллы
210
Не для этой темы, слабо относительно выложенных работ, но что-то мне здесь приглянулось, хочется поделиться. Из какого-то из женских пабликов в ВК, случайно встретил:

- Привет
- Привет
- Ну, как дела? Скучала?
- Нет… И не ждала…
- Тебя забыть пытался… год
- А у меня — наоборот…
Забыла, счастлива… люблю…
Но не тебя
- Не ври!
- Не вру…
- А голос почему дрожит?
- Простыла… холодно… дождит…
- Опять бродила без зонта?
- Ага… гуляла… не одна!
- Забыла, значит… ну, прости…
Прощай, родная…
- Подожди!!!… Та ссора…
- Знаю, был не прав…
- Нет… это я — упрямый нрав…
Я до сих пор люблю тебя
Иди ко мне…
- Но…
- Я одна!
- Не врешь?
- Сейчас уже не вру… Чего пыхтишь?
- К тебе бегу!!!
 

Дикарь

★★★★★★★
Модератор
Регистрация
17 Апр 2007
Сообщения
7.154
Благодарности
7.925
Баллы
1.180
Туркестанские генералы

Под смутный говор, стройный гам,
Сквозь мерное сверканье балов,
Так странно видеть по стенам
Высоких старых генералов.

Приветный голос, ясный взгляд,
Бровей седеющих изгибы
Нам ничего не говорят
О том, о чем сказать могли бы.

И кажется, что в вихре дней,
Среди сановников и денди,
Они забыли о своей
Благоухающей легенде.

Они забыли дни тоски,
Ночные возгласы: «К оружью»,
Унылые солончаки
И поступь мерную верблюжью;

Поля неведомой земли,
И гибель роты несчастливой,
И Уч-Кудук, и Киндерли,
И русский флаг над белой Хивой.

Забыли? Нет! Ведь каждый час
Каким-то случаем прилежным
Туманит блеск спокойных глаз,
Напоминает им о прежнем.

«Что с вами?» — «Так, нога болит».
«Подагра?» — «Нет, сквозная рана».
И сразу сердце защемит
Тоска по солнцу Туркестана.

И мне сказали, что никто
Из этих старых ветеранов,
Средь копий Греза и Ватто,
Средь мягких кресел и диванов,

Не скроет ветхую кровать,
Ему служившую в походах,
Чтоб вечно сердце волновать
Воспоминаньем о невзгодах.


Николай Гумилёв.
 

Элендил

Участник форума
Регистрация
12 Июл 2015
Сообщения
28
Благодарности
6
Баллы
120
Как земляк Есенина выложу один из его стихов


«Пой же, пой. На проклятой гитаре»
Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои вполукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.


Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.


Я не знал, что любовь - зараза,
Я не знал, что любовь - чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.


Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.


Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.


Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углу прижимал.


Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.


Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь - простыня да кровать.
Наша жизнь - поцелуй да в омут.


Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хер...
Не умру я, мой друг, никогда.
 

Alexa_got

Забанен
Регистрация
28 Авг 2017
Сообщения
20
Благодарности
2
Баллы
45
Мы рождены как искры над костром,
Быть иль не быть, увы не в нашей власти,
А вот дымить или пылать огнём,
Решают не без нашего участия...

© Alex Magur
 

Aven Felon

Любопытная Варвара
Регистрация
15 Июл 2016
Сообщения
1.512
Благодарности
1.360
Баллы
235
Бомж

Попросил прикурить у бомжа,
Он смутился на долю минутки,
А потом суетясь и дрожа,
Протянул мне «бычок» самокрутки.

И, потешно тряхнув головой,
Он как будто на миг возгордился,
Дескать, видишь, браток, я живой,
Я кому-то ещё пригодился!

Автор: Николай Перовский
 

Aven Felon

Любопытная Варвара
Регистрация
15 Июл 2016
Сообщения
1.512
Благодарности
1.360
Баллы
235
Баллада о Гаврила-Палыче
Автор: Naja
Naja есть у нас на форуме, но что то свою балладу выкладывать не спешит. Пусть хоть где то она будет у нас на форуме
Служил Гаврила паладином,
Гаврила Инносу служил,
Рубил в Варанте ассасинов,
И орков в Нордмаре рубил.

Гаврила не снимал доспехи,
Ни в ночь, ни в вечер, ни в обед.
В том был залог его успехов,
Неуязвимости секрет.

Гаврила Инносу молился,
Ретиво, не щадя колен,
Он об алтарь забралом бился,
Искря, что кремень о кремень.

Гаврилы звон подобострастный
Вельми Корристо утомил.
И вот перстом Верховный властно
К себе вояку поманил.

Гаврила, рухнув ниц, смиренно
Жреца ступни облобызал.
- Встань, рыцарь света! - глас надменный
По шлему громом пробряцал.

- Вставай, Гаврила, храбрый воин,
Головотяпства идеал!
Ты тайну разгадать достоин,
Какую я не разгадал!

- Ступай же, Избранный Гаврила,
В низину, где зелѐный пруд
Хранит венец пурпурных лилий,
И первозданности уют.

- И там на островке, Гаврила,
Застынь средь трав, как истукан.
Бди! Наблюдай! Добудь не силой,
Но... силой мысли тайну тайн!

- Открой несведущим, Гаврила,
Чем с луркером не сходен шныг?
Как их распознавать по рылам?
И из кого нежней балык?

- Твой лик, Гаврила, этой ночью
Во сне мне Иннос предъявил.
Для этой Миссии, короче,
Ты в бренный мир с мечом вступил.

Благословив Гаврилу дланью,
Сипит неслышно Маг огня:
- Быть может, там ты примешь ванну...
Аданос, загаси меня!..

Бежит к пруду Гаврила резво,
Сверкая пятками, бежит.
Дрожит в пещере гоблин мерзкий,
И волк под ѐлкою скулит.

Всем доставалось от Гаврилы,
Гаврила крепко всех достал.
И к колыбели дивных лилий
Он беспрепятственно домчал.

Гаврила, пламенный мыслитель,
Окружность меряет пруда.
Увы, но остров - тайн обитель,
Хранит зацветшая вода.

Гаврила доблестный в смятенье,
Грозят доспехам тлен и ржа!
Не слышит он, как кто-то в гневе
Таранит стену камыша.

Беду Гаврила вдруг почуяв,
На миг забрало приподнял,
И некто лапищей чугунной
В овчинку небо закатал.

Гаврила, облака забрызгав,
Измерил глубину пруда,
Но результат сего заплыва
Таит безмолвная вода.

Под весом лат своих Гаврила,
Грузилом тотчас лѐг на дно...
Стихая, колыханье лилий
Сомкнулось в траурный венок.

На безответного Гаврилу
Урчит, ощерившись, ворог,
С драконом помесь крокодила
Саженной лапой мнѐт песок.

Гаврилой ящер не опознан.
Был это луркер? Или шныг?
Гаврила, оглянувшись поздно,
На дне заиленном лежит.

И краснопѐрки над Гаврилой
Плывут, блистая чешуѐй.
Прекрасна воина могила!
И клѐв здесь тоже неплохой.

Скорбя над участью Гаврилы,
Мораль в сей были не ищи,
Как пятая нога кобыле
Она нужна, как гвоздь во щи.

Гаврилы-паладина гибель
Всѐ ж поучительна была.
В сих виршах очевидный вывод
Закопан, как в скирде игла.

Гаврилы тень не даст солгать -
Что пламя источает? Дым!
Друзья, не доверяйте магам,
И не лижите ноги им!
 

Szermierz Wangski

Участник форума
Регистрация
20 Фев 2019
Сообщения
336
Благодарности
125
Баллы
90
У меня сочетание понятий Naja и любимая поэзия рефлекторно вызывает в памяти любимые произведения моего любимого поэта и по совместительству отца-основателя подавляющей части европейской поэзии, включая российскую, Бертрана де Борна. Потому что Найя незаконно и необоснованно по отношению к нему производит клевету, публичные оскорбления и разжигание ненависти, грубо нарушая положения частей 1 и 2 статьи 128 Уголо... кхм... короче Бертран де Борн))):

Люблю я видеть, как народ

Люблю я видеть, как народ,
Отрядом воинским гоним,
Бежит, спасая скарб и скот,
А войско следует за ним,
И радуясь душою,
Смотрю, как замок осажден,
Как приступом берется он,
Иль вижу над рекою
Ряды построенных полков,
Укрытые за тын и ров.
И также люб тот рыцарь мне,
Что, первым ринувшись вперед,
Бесстрашно мчится на коне
И войску бодрость придает
Отвагой удалою.
Лишь только битва закипит,
Пусть каждый вслед за ним спешит,
Рискуя головою:
Достоин тот похвальных слов,
Кто и разить, и пасть готов!
Дробятся шлемы и щиты
Ударом палиц и мечей.
Редеют воинов ряды,
И много мечется коней,
Не сдержанных уздою.
Кто соблюдает честь свою,
Быть должен одержим в бою
Заботою одною—
Побольше размозжить голов.
А страха нет для храбрецов!
Жизнь в мире мне не дорога:
Не любо есть мне, пить и спать.
Люблю я крикам «На врага!»
И ржанию коней внимать
Пред схваткой боевой;
Мне любы крики «Помоги!»,
Когда сшибаются враги
И бьются меж собою,
И средь поломанных древков
Мне любо видеть мертвецов.

Мила мне радость вешних дней:

Мила мне радость вешних дней,
И свежих листьев, и цветов,
И в зелени густых ветвей
Звучанье чистых голосов,—
Там птиц ютится стая.
Милей — глазами по лугам
Считать шатры и здесь и там
И, схватки ожидая,
Скользить по рыцарским рядам
И по оседланным коням.
Мила разведка мне — и с ней,
Смятенье мирных очагов,
И тяжкий топот лошадей,
И рать несметная врагов.
И весело всегда я
Спешу на приступ к высотам
И к крепким замковым стенам,
Верхом переплывая
Глубокий ров,— как, горд и прям,
Вознесся замок к облакам!
Лишь тот мне мил среди князей,
Кто в битву ринуться готов,
Чтоб пылкой доблестью своей
Бодрить сердца своих бойцов,
Доспехами бряцая.
Я ничего за тех не дам
Чей меч в бездействии упрям,
Кто, в схватку попадая,
Так ран боится, что и сам
Не бьет по вражеским бойцам.
Вот, под немолчный стук мечей
О сталь щитов и шишаков,
Бег обезумевших коней
По трупам павших седоков!
А стычка удалая
Вассалов! Любо их мечам
Гулять по грудям, по плечам,
Удары раздавая!
Здесь гибель ходит по пятам,
Но лучше смерть, чем стыд и срам.
Мне пыл сражения милей
Вина и всех земных плодов.
Вот слышен клич: "Вперед! Смелей!"
И ржание, и стук подков.
Вот, кровью истекая,
Зовут своих: "На помощь! К нам!"
Боец и вождь в провалы ям
Летят, траву хватая,
С шипеньем кровь по головням
Бежит, подобная ручьям...
На бой, бароны края!
Скарб, замки — всё в заклад, а там
Недолго праздновать врагам!
 

Aven Felon

Любопытная Варвара
Регистрация
15 Июл 2016
Сообщения
1.512
Благодарности
1.360
Баллы
235
Не знаю, действительно ли получилось по Пушкиновски, Маяковски и Есеновски, но мне нравится
1565767950.jpg1565767953.jpg1565767955.jpg
 
Сверху Снизу